31 января 2020 года
Перспективы межкорейского урегулирования в свете событий на Среднем Востоке

30 января в МГУ им. адм. Г.И. Невельского состоялось очередное заседание экспертного круглого стола «Ситуационный анализ на Корейском полуострове. Перспективы межкорейского урегулирования – 2020». В нем приняли участие представители МГУ им. адм. Г.И.Невельского, ДВФУ, ДВО РАН и бизнес-сообщества.

Такие ситуационные анализы проводятся в Морском университете с 2003 года. В отличие от предыдущих мероприятий, в этот раз информационным поводом послужила не КНДР. Хотя 2019 год не оправдал больших надежд по межкорейскому урегулированию, однако в целом прошедший год был спокойным, без каких-либо резких или провокационных событий. Да, диалог между США и Северной Кореей приостановлен; КНДР заявила о прекращении добровольного моратория на ракетно-ядерные испытания и пообещала продемонстрировать некое новое стратегическое оружие. Но никакого «сверхоружия» Пхеньян так и не показал, а президент США Трамп продолжает говорить о наличии «химии» в его личных отношениях с главой КНДР Ким Чен Ыном.

Намного более бурно события развивались на Среднем Востоке. Иран и США обменялись провокациями на территории Ирака. Иран снял с себя обязательства в рамках, так называемой, «ядерной сделки». После выхода из нее США они были чистой формальностью, но все еще оставались своеобразным моральным порогом, перешагнув который, страна могла задуматься о дальнейших шагах к милитаризации ядерной программы. Несмотря на то, что Иран и КНДР находятся в разных регионах планеты, их связывает многое: политика санкций и давления со стороны США, давнее сотрудничество, в том числе и в довольно чувствительных областях, таких как ракетостроение. Наконец, оба государства важны для России с точки зрения безопасности. Взаимное влияние, которое могут оказать Иран и КНДР друг на друга с учетом последних событий, стало основной темой обсуждения экспертов в ходе очередного заседания ситуационного анализа.

Из установочного доклада на мероприятии стало ясно, что, несмотря на то, что Иран и КНДР имеют различное геостратегическое положение, совершенно непохожие государственное устройство и историю, они на протяжении длительного времени осуществляли взаимовыгодное сотрудничество и оказывали поддержку друг другу. А разные пути их ядерных программ имеют гораздо больше точек пересечения, чем принято считать. И не исключено, что КНДР уже сделала выводы из последнего обострения отношений между США и Ираном.

Но пока КНДР по каким-то своим соображениям воздерживается от резких шагов и реакции на происходящее в Иране. По мнению одних участников, КНДР в данный момент вынуждена согласовывать свою политику с интересами Китая, экономическая зависимость от которого неуклонно растет. По мнению других, руководство КНДР все еще рассчитывает на возобновление диалога с США и дальнейшую нормализацию, необходимую стране для диверсификации влияния Китая. Тем не менее, рано или поздно ракетно-ядерные испытания в КНДР возобновятся, так как они – не только и не столько сигнал международному сообществу, сколько потребность в развитии оборонного потенциала в соответствии с недавно принятой ядерной доктриной сдерживания.

Мнения относительно готовности Ирана стать ядерным государством разделились. С одной стороны, в отличие от КНДР, Иран расположен в регионе, где действуют совершенно иные модели разрешения конфликтов. В случае реальной или мнимой угрозы решения о силовых акциях на Среднем Востоке принимаются гораздо быстрее, чем в относительно спокойной Северо-Восточной Азии. С другой стороны, пример КНДР может показаться Ирану настолько привлекательным, что он может пойти на риск. Ведь КНДР вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия и не только не прекратила существование, но и разработала минимальные силы ядерного сдерживания, весомый аргумент на переговорах даже со сверхдержавой США. Хотя участники мероприятия отмечали, что КНДР ничего не добилась от США, стоит признать, что встреча американского президента с главой «государства-изгоя» (американский же термин) – уже серьезная уступка со стороны США и сдвиг в их восприятии КНДР. Пример КНДР также показывает странам, таким как Иран, что можно проводить переговоры и одновременно совершенствовать свой ядерный потенциал.

Пример Ирана, вернее, негативный опыт его «ядерной сделки», наоборот, может окончательно убедить КНДР в недоговороспособности США (если у северокорейского руководства еще оставались сомнения на данный счет). Впрочем эксперты пришли к мнению, что до ноябрьских президентских выборов в США обстановка на Корейском полуострове будет стабильной, Иран в обозримой перспективе не пойдет на создание ядерного оружия, а КНДР будет воздерживаться от ядерных испытаний. Таким образом, у России появляется шанс на реализацию проектов с КНДР, не затронутых санкциями. Например, строительство автомобильного моста через реку Туманная (Туманган).

Эксперты говорили и о более отдаленных перспективах, в частности, о формировании региональной системы пространственной логистики в Северо-Восточной Азии, которая жизненно необходима для нормального развития экономик и повышения жизненного уровня населения. Для этого нужна стабильность, постоянный политический диалог, контроль над вооружениями и военной активностью. А также готовность всех стран осуществлять реальное сотрудничество перед лицом новых угроз безопасности всего человечества, таких, например, как происходящая сейчас вспышка смертельной коронавирусной инфекции в Китае…

Информационный центр МГУ

31 января 2020 года