1 апреля 2018 года
Вячеслав Иванович

1 апреля – день памяти первого ректора МГУ им. адм. Г.И. Невельского Вячеслава Ивановича Седых. 10 лет прошло с тех пор, как неожиданно он покинул земную жизнь. Этот удивительный человек оставил неизгладимый след в душе каждого, кто работал вместе с ним, общался, да и просто был знаком по различным общественным делам. Его преданность морскому образованию, Морскому университету, который он выпестовал, любовь к деревенским мальчишкам, таким, каким он был когда-то сам, ради которых он отстоял сохранение полного государственного обеспечения для курсантов на время учебы, будут передаваться из поколения в поколение моряками-дальневосточниками.

Любой человек уникален. В том смысле, что другого такого нет и быть не может. Но есть уникальность особого рода, которая делает человека выдающимся, поднимает его над другими людьми на высоту, для большинства из нас недостижимую.

Вячеслав Иванович Седых – такой человек. Прежде всего, он – самородок, подлинно народный, прирождённый талант. Мальчишка из сибирской глубинки, из забайкальской деревни, далёкой от мест, олицетворяющих собой цивилизацию, научный и культурный прогресс. Чтобы стать учёным, бесспорно, одним из лучших в стране специалистом-управленцем высшей школы, необходимы соответствующие способности. С удивительной, редкой щедростью Вячеслав Седых был наделён ими самой природой. Однако какие угодно способности, любой талант и сколь угодно могучий врождённый ум сами по себе ничего не решают. Для большой жизни, для высокого дела они необходимы, но недостаточны. Нужны и другие качества. Характер. Трудолюбие. И многое ещё сверх этого.

Если говорить о характере, то и здесь не всё прямолинейно просто. Воля, целеустремлённость, неотступность у некоторых (случается, у слишком многих) превращаются в тупое упрямство, от которого недалеко и до самодурства. Всё зависит от цели, которой человек руководствуется, от средств, к которым прибегает для её достижения. Тут первое дело – адекватность в постановке задач, грамотное, беспристрастное изучение реальных обстоятельств, чёткое понимание, что и ради чего надо делать наилучшим образом.

Седых в этом плане – образец для подражания. Редкий образец! Суть его необыкновенности в том, что при высоком социальном, должностном статусе он не позволял себе менторства, не культивировал в себе начальственность, а постоянно учился у жизни, прислушивался к людям, коррелируя свои взгляды и решения с «миром и городом».

Тоже и с трудолюбием. Можно за милую душу вкалывать на собственных морковных грядках, а можно, не жалея ни здоровья, ни времени, пахать на интересы общественные, государственные, державные. Вячеслав Иванович по философии своей, по убеждениям и делам своим был человеком государственным без малейших на этот счёт оговорок и сомнений.

Собрать всё вместе, получается: Седых – и это в нём главное, определяющее – был личностью цельной и на редкость гармоничной. Это в полной мере проявлялось в отношениях с людьми – с начальниками и подчинёнными, связанными с ним по службе и с посторонними, не имеющими отношения непосредственно к его работе. В необходимой мере принципиален, он умел при любых обстоятельствах выбрать и сохранить верный тон общения в обстановке официальной и неформальной, демонстрируя какую-то фантастическую терпимость к человеческим недостаткам и слабостям, к чужим вкусам, мнениям, заблуждениям, ошибкам.

Вячеслав Иванович, бесспорно, очень хорошо знал, понимал человеческую природу. Никак, кажется, не раздражался дураками и неучами (ну, что ж поделать – люди такие, и с ними, такими, какие есть, надо жить и работать). И – редчайшее среди руководителей всех уровней свойство! – не боялся держать рядом с собой людей умных, наоборот, искал их, приглашал к сотрудничеству, давал им работу.

К этому надо добавить – он умел дружить. Не просто умел дружить, а осмысленно, с глубоким убеждением, что так должно быть, дорожил дружбой.

По-всему поэтому неожиданный, как гром среди зимы, вневременный уход Вячеслава Ивановича Седых 10 лет назад стал не только невосполнимой потерей для Морского университета, для Владивостока, для Приморского края, но огромным количеством людей был воспринят как личная трагедия. Так это воспринимается и сегодня.

И неотступно думается о том, был ли его уход неизбежен, случаен, естественен. Последняя пара десятилетий, отданных борьбе, которая явилась настоящим подвигом жизни Вячеслава Ивановича Седых, стали для него настоящей драмой из тех, которые способны надсадить самое здоровое сердце. Драма была двойная. Седых пришлось буквально воевать за будущее альма-матер, за саму жизнь того дела, которому он себя посвятил, с системой, бездумно, безжалостно, цинично разрушавшей то, что создавалось многими поколениями соотечественников. И происходило это в условиях, когда само государство настойчиво требовало радикального пересмотра идейных, нравственных ценностей, которым Вячеслав Иванович Седых был привержен с молодости и остался верен до конца своих дней.

Но жизнь таких людей не проходит зря. Более того, она не кончается вместе с завершением их земного пути. Дело не только в том, что человек живёт, пока жива память о нём. Жизнь человека продолжается, пока люди продолжают его дело.

В.М. Тыцких

1 апреля 2018 года