Внимание! Возможно содержимое еще в процессе переноса.
Если вы не нашли искомой информации на этой странице, посмотрите старую версию сайта
Эта страница на old.msun.ru
28 ноября 2016 года
Подвиг в Антарктиде

Легендарный арктический капитан Геннадий Иванович Антохин выступил 24 ноября на очередном заседании Географического клуба Морского университета. Его рассказ был посвящен событию 30-летней давности – спасению научного судна «Михаил Сомов» от гибели в Антарктиде. Кавалер высоких государственных наград в то время был капитаном ледокола «Владивосток», успешно выполнившим сложнейшую спасательную операцию.

Манера говорить точно, открыто, сочетая юмор и глубокие житейские наблюдения, с самого начала приковала внимание к капитану-наставнику Дальневосточного морского пароходства. Его рассказ сопровождался показом документального фильма «Западня для ледокола», снятого режиссером – участником спасательной экспедиции – А.С. Кочетковым и выпущенным Первым каналом в 2012 году.

Суть едва не закончившейся трагедией истории следующая. Весной 1985 года научно-экспедиционное судно «Михаил Сомов» во время экспедиции у берегов Антарктиды было зажато льдами в районе моря Росса и в течение 133 дней дрейфовало вместе со льдами. По словам капитана Г.И. Антохина, из-за политических и ведомственных причин большую часть этого времени экипаж находился в неведении относительно своей судьбы, и к концу затянувшейся неопределенности многие участники похода были доведены до отчаяния. Выдержав паузу, правительственная комиссия приняла решение о проведении спасательной операции. К месту бедствия был отправлен ледокол «Владивосток». Экспедицию возглавил известный полярный исследователь А.Н. Чилингаров. «Владивосток» пересек Северный и Южный тропики, прошел штормовые широты, совершил переход от кромки антарктических льдов до места дрейфа судна «Михаила Сомов», освободил проход для судна и вывел его на безопасный участок.

Рассказывая об этих событиях, капитан, который затем более тридцати лет безаварийно работал на ледоколах «Ермак», «Красин», «Адмирал Макаров», неоднократно руководил другими спасательными операциями, особое внимание уделял нюансам судовождения: прохождению «ревущих сороковых» и «неистовых пятидесятых», способу проведения ледокола по трещинам во льду, о предосторожности во время хождения во льдах – оставлять один двигатель в резерве… С большим почтением он рассказал об ответственности и мужестве коллег, о пилотах вертолетов, выполнявших ледовую разведку в условиях сильного ветра и темноты полярной зимы, о водолазах, которые, несмотря на огромный риск, отправились под лед и ремонтировали сломанный винт...

Время от времени в рассказе капитана звучали юмористические нотки. Например, однажды в безлюдной пустыне антарктических льдов капитан заметил фигуру человека, который задумчиво прохаживался взад-вперед неподалеку от судна. На вопрос капитана, дескать, кто это, ученые только пожимали плечами. Потом выяснилось, что это императорский пингвин!

Встреча с настоящим арктическим капитаном вызвала огромный интерес у курсантов, до отказа заполнивших аудиторию и долго не отпускавших гостя, засыпав его после выступления вопросами.

«Сомова» поменяли на «Громова», а «Владивосток» забыли

Журналист из Владивостока побывал на телепрограмме «Пусть говорят» и рассказал, кто на самом деле спас «Михаила Сомова».

На экраны российских кинотеатров вышел отечественный художественный фильм «Ледокол» режиссера Николая Хомерики производства киностудии «Профит». Премьера фильма-катастрофы – (так его жанр определили сами создатели ленты) – прошла 12 октября в главном киноцентре России «Октябрь». 

– Сюжет фильма основан на реальных событиях, произошедших в 1985 году с ледоколом «Михаил Сомов», который оказался зажат антарктическими льдами и провел в вынужденном дрейфе 133 дня, – представил зрителям картину продюсер Игорь Толстунов. – Ледокол «Михаил Громов» (киношное название судна) идет вдоль побережья Антарктиды. Прямо по курсу появляется айсберг, и капитан Петров решает обойти его. Но в этот момент член экипажа корабля и пес падают за борт. Из-за спасательной операции судно не успевает разминуться с айсбергом, задевает его и частично деформируется. Старший помощник сообщает о ЧП в Ленинград, оттуда приходит телеграмма об отстранении капитана. На судно вертолетом присылают нового капитана. Под его управлением ледокол встает во льдах. В ожидании спасения экипаж корабля проводит свыше четырех месяцев среди льдов.

Съемки проходили в тяжелых погодных условиях. Мы работали над этим фильмом более трех лет, из которых 3,5 месяца – в заснеженных горах Кольского полуострова, а также на борту списанного атомного ледокола «Ленин» и в ряде портовых городов страны.

Благодарим всех партнеров и тех, кто работал над картиной. Но особую признательность хотим выразить двум участникам реальных событий 1985 года. Эти события легли в основу фильма, а их участники находятся сейчас с нами в зале. Это Валентин Родченко, капитан судна «Михаил Сомов», застрявшего во льдах, и Артур Чилингаров, возглавлявший экспедицию по спасению «Сомова».

Весь подвиг в сюжет не вместился

Как оно и положено художественному произведению, фильм не совсем точно отражает действительность. За исключением самого факта 133-суточного дрейфа «Михаила Сомова», все остальное – полный вымысел сценаристов, режиссеров, продюсеров. Чтобы придать драйва и привлечь зрителей, им пришлось придумать иную реальность Антарктиды, льдов окружающих ее морей, героической обыденности моряков и полярников. Правда, и главных спасателей оставили за кадром – экипаж ледокола «Владивосток» Дальневосточного морского пароходства во главе с капитаном Геннадием Антохиным. То, что совершили владивостокцы, вошло в подвиг «Михаила Сомова».

Справедливость в числе других пытался восстановить Евгений Козуб, ныне работающий в администрации города, а в тот момент возглавлявший отдел информации и спорта в краевой газете «Красное знамя» и досконально изучивший ту спасательную операцию. В соавторстве с другим приморским журналистом Виктором Сердюком он написал книгу «Чрезвычайный рейс».

«Михаил Сомов» никогда не был ледоколом. Это действующий и по сей день дизель-электроход усиленного ледового класса (толщина его бортов позволяет проламывать лед толщиной до 70 см). В начале весны 1985 года научно-экспедиционное судно с учеными-полярниками и грузами для советских антарктических станций на борту отправилось к ледовому континенту. Рейс был не по сезону. В Южном полушарии была осень и приближалась зима. Морские суда других государств уже покинули тот район. Но по чьей-то чиновничьей дурости экспедиция все-таки стартовала из Ленинграда.

15 марта во время подхода к белому континенту для обеспечения станции «Русская» «Михаила Сомова» зажало тяжелыми льдами и он оказался в вынужденном дрейфе вблизи Берега Хобса. 77 участников антарктической экспедиции и несколько членов экипажа были эвакуированы вертолетом Ми-8 на теплоход «Павел Корчагин», который дежурил у границы ледового поля. Эта операция была удачно завершена 17 апреля. Сам же дизель-электроход и 53 человека на нем во главе с капитаном Валентином Родченко дрейфовали в 3-4-метровых льдах вдоль моря Росса в южном направлении. Была опасность, что судно раздавят льды. Но даже если бы все обошлось, то без посторонней помощи оно самостоятельно могло выйти на чистую воду только через полгода. Начался режим жесткой экономии топлива, пресной воды, продуктов питания.

Чрезвычайный рейс

5 июня 1985 года Совет Министров СССР принял решение о начале спасательной операции под руководством Артура Чилингарова. На помощь «Михаилу Сомову» из столицы Приморья был направлен ледокол «Владивосток». Об этой опасной экспедиции и рассказал в своей книге «Чрезвычайный рейс» Евгений Козуб. Книга основана на интервью с ее участниками, хронике из судового журнала, воспоминаниях моряков. Из печати к читателям она поступила в мае следующего, 1986 года.

Эту ситуацию сравнивали с дрейфом во льдах Арктики парохода «Челюскин» и спасением в 1933-м и 1934 годах участников той экспедиции. И оба раза за спасательными операциями следил весь мир, а не только Советский Союз.

Уже 10 июня ледокол «Владивосток» под командованием 35-летнего капитана Геннадия Антохина вышел из бухты Золотой Рог и взял курс на юг. Переход был крайне сложным. Ледокол не оборудован кондиционерами, а часть пути приходилась на тропики. В штормах «ревущих сороковых» за борт смыло 40 процентов закрепленных на верхней палубе грузов и бочек с топливом и машинным маслом. Само судно, имеющее яйцеобразную форму подводной части (как и положено ледоколу), на многометровых волнах кренилось на борт до критических показателей. Но обошлось. Оказавшись во льдах, «Владивосток» и сам был зажат. Более того, одна из лопастей винта была повреждена, пришлось опускать водолазов для устранения неисправности.

23 июля с палубы «Владивостока» поднялся вертолет Ми-8 под управлением артемовского летчика Бориса Лялина. Он доставил на «Михаила Сомова» врачей, лекарства и продукты питания. А через трое суток – 26 июля – ледокол подошел к «Сомову», обколол вокруг него лед и взял судно на проводку. 11 августа вышли на чистую воду. Там и расстались. «Михаил Сомов» направился в Ленинград, а ледокол – во Владивосток. За все время дрейфа и операции спасения не пострадал ни один человек. Но Геннадий Антохин в том рейсе поседел…

Страна должна знать своих героев. Но не всех…

После окончания спасательной операции началось награждение людей, победивших стихию. Трое стали Героями Советского Союза – это капитан «Михаила Сомова» Валентин Родченко, летчик Борис Лялин и начальник спасательной экспедиции Артур Чилингаров. Кстати, именно он, являясь одновременно начальником Управления кадров и учебных заведений Госкомгидромета, и готовил наградные документы, которые визировали в Приморском крайкоме КПСС, на участников экспедиции. Почти все удостоились различных орденов и медалей. К примеру, старшего помощника капитана «Владивостока» Павла Сидоркина наградили орденом Трудового Красного Знамени, корреспондента ТАСС Виктора Гусева (ныне известного спортивного комментатора) отметили медалью «За трудовую доблесть». Не обошли наградами и сами суда – «Михаил Сомов» и «Владивосток» получили орден Трудового Красного Знамени и орден Ленина соответственно. Лишь одного моряка «забыли» – капитана ледокола Геннадия Антохина.

Дело в том, что незадолго до того рейса в Антарктиду на Антохина в прокуратуру и в крайком КПСС поступили подметные письма о неких финансовых нарушениях, якобы допущенных во время ремонта ледокола в Японии. Этого оказалось достаточно, чтобы чья-то недрогнувшая чиновничья рука вычеркнула его фамилию из списка представленных к наградам.

Позже высосанное из пальца дело было закрыто, и Антохин блестяще продолжил свою капитанскую карьеру. Но наградной поезд, как говорится, ушел. Такое было время…

Телешоу восстанавливает правду

Восстановить историческую справедливость взялась программа «Пусть говорят» с ведущим Андреем Малаховым на Первом канале, собрав 10 ноября в телестудии артистов и моряков. В числе других приглашенных был и Евгений Козуб.

– Евгений Михайлович, как на вас вышли телевизионщики?

– Как я понял, к этой передаче команда ток-шоу готовилась очень тщательно. Видимо, изучила всю имевшуюся в наличии информацию о событиях в Антарктиде в 1985 году. В числе прочего эксперты программы, оказывается, нашли в Ленинской библиотеке книгу «Чрезвычайный рейс». А потом в поисковике Интернета набили мое имя, в итоге нашли мою электронную почту и номер мобильного телефона. Несколько дней постоянно звонили, расспрашивали о деталях того памятного рейса и, наконец, пригласили в Москву для участия в программе «Пусть говорят». Свое согласие я дал, когда узнал, что будет присутствовать капитан Антохин.

– А расходы за чей счет?

– Все расходы, включая перелеты и проживание в гостинице, Первый канал брал на себя. Даже для передвижения по Москве предоставляли свой транспорт.

– Долго длилась съемка?

– Запись передачи велась порядка двух часов без перерыва, но в эфир выйдет, согласно формату программы, только 45 минут. Как говорится, отрежут все лишнее. Когда именно покажут передачу, сказать не берусь – ведь ее нужно еще смонтировать, но обещали в течение ближайшей недели. Интересно было посмотреть на работу Андрея Малахова и всего творческого коллектива. Весь сценарий был очень профессионально подготовлен и строго соблюдался.

– А как вы встретились на программе с героем своей книги – Антохиным?

– С Геннадием Ивановичем обнялись. Почти 30 лет не виделись. К сожалению, после телевизионной записи пообщаться не довелось. Он торопился в аэропорт на ближайший самолет во Владивосток. Но договорись встретиться на приморской земле.

Фильм зрелищный, но морякам не рекомендуется

В феврале нынешнего года Геннадий Антохин был гостем редакции «В». Встреча была посвящена 40-летию работы в восточном секторе российской Арктики линейного ледокола «Адмирал Макаров». Наш гость рассказывал о необходимости строительства ледокольного флота для Дальнего Востока.

При подготовке этого материала журналист «В» позвонил Геннадию Ивановичу:

– Ну и как вам фильм «Ледокол»?

– Морякам смотреть не рекомендуется: много профессиональной несуразицы. Но для обычного «берегового» зрителя фильм будет интересен своими спецэффектами, зрелищностью. Молодежи поможет узнать некоторые исторические события, а людям старшего поколения позволит вспомнить отдельные страницы прошлого.

– А по поводу встречи в Останкино?

– Тут я хочу сказать спасибо телевизионщикам. Большинство людей, с которыми меня свела судьба в 1985 году, я с той поры не видел ни разу. Минул уже 31 год. И мне было приятно с ними встретиться, обняться, вспомнить ту эпопею.

– Геннадий Иванович, вы единственный участник тех событий, кого обошли государственной наградой. Обидно?

– Это уже дела давно минувших дней. А обижаются только люди недалекие. Нам удалось главное: мы спасли людей. И ради таких операций, а не ради наград работают ледокольщики. 

Справка «В»:

«Михаил Сомов» участвовал в 21 советской и российской антарктической экспедиции. И трижды попадал в длительный ледовый плен.

Первый антарктический дрейф случился в 1977 году. Дизель-электроход выполнял операцию по снабжению и смене персонала станции «Ленинградская». 1 февраля он вошел в полосу льдов. Когда до выхода в полынью возле станции оставалось около 30 миль, синоптическая обстановка внезапно ухудшилась. Из-за сильной метели судно легло в дрейф и за трое суток было снесено на 56 миль на запад. Ученым пришлось добираться до станции около 200 км. Но, несмотря на трудности, «Ленинградская» была обеспечена топливом, продовольствием и другими грузами. А судно осталось в дрейфе еще на 53 дня. Второй случай – в 1985 году – мы описали в этом материале.

В мае 1991 года «Михаил Сомов» был экстренно направлен к станции «Молодежная» для срочной эвакуации более 150 полярников. 9 июля ученых приняли на борт судна. Но обратно «Михаил Сомов» выйти не смог – был зажат льдами. Через полтора месяца в течение двух дней, 19 и 20 августа, вертолеты в условиях полярной ночи переправили ученых и часть экипажа на станцию. И уже 22 августа более 190 человек смогли вылететь специально присланным в Антарктиду самолетом Ил-76МД. Ледовый дрейф судна продолжался до 28 декабря 1991 года.

Геннадий Антохин – прославленный капитан-ледокольщик – более 30 лет водил в Арктике и Антарктике ледоколы «Владивосток», «Ермак», «Красин» и «Адмирал Макаров». Сейчас трудится старшим капитаном-наставником Дальневосточного морского пароходства.

Геннадий Антохин является почетным полярником, почетным работником морского флота, почетным работником транспорта России, награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом Мужества, орденом «За морские заслуги».

В 2012 году президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о награждении его орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Именно под руководством Геннадия Антохина в январе 2011 года была проведена спасательная операция по освобождению из ледового плена на севере Сахалина плавбазы «Содружество», транспортного рефрижератора «Берег Надежды», научно-исследовательского судна «Профессор Кизиветтер» и РТМС «Мыс Елизаветы». Причем ледокол «Адмирал Макаров» не только пробил для них проход во льдах Охотского моря, но и на буксире вытаскивал застрявший «Берег Надежды». 

«Ледокол»: киношный и настоящий (газета "Владивосток", №177 от 23.11.2016)

Информационный центр ОИУ МГУ

28 ноября 2016 года