Внимание! Возможно содержимое еще в процессе переноса.
Если вы не нашли искомой информации на этой странице, посмотрите старую версию сайта
Эта страница на old.msun.ru
13 мая 2016 года
Мы будем помнить Вас, Евгений Иванович…

Профессор, капитан дальнего плавания Евгений Иванович Жуков, старейший сотрудник МГУ им. адм. Г.И. Невельского на 95-м году жизни закончил свой земной путь. Он был достойным представителем своего поколения, которое встретило военные испытания 19-летними. Прощание с дорогим и уважаемым ветераном морского образования Приморья Евгением Ивановичем Жуковым состоится 14 мая в Морском университете в УК-2 в 12 часов.

В память о прекрасном человеке, настоящем патриоте Родины повторяем очерк о Евгении Ивановиче Жукове.

«Мы знали, что такое Родина»

Участник Великой Отечественной войны Евгений Иванович Жуков только в 93 года ушел на заслуженный отдых. Как человек скромный, ветеран редко говорил о своих заслугах и наградах. А он Почетный работник морского флота, Почетный работник высшего образования РФ, награжден орденом Отечественной войны II степени, знаком «Отличник военно-морского флота», орденом Трудового Красного Знамени и десятью медалями. Евгений Иванович Жуков немногим моложе самого морского образования в Приморье. Ему он посвятил всю свою долгую жизнь.

Евгений Иванович Жуков – коренной приморец. Он появился на свет 12 февраля 1922 в Романовке. Дед Ефим Романович Жуков – белорусско-украинских кровей – добрался сюда с семьей в 1886 году. Был среди тех, кто обживал эти места на берегах речки Суходол и сделал Романовку богатейшим селом в округе.

А отец Евгения Ивановича – Иван Жуков, рано ушел из дома, работал на железной дороге. Стал красным партизаном в отряде командира Шевченко, встречался с легендарным Сергеем Лазо. Много позже семья передала в музей Тихоокеанского флота бинокль, подаренный отцу героем гражданской войны на Дальнем Востоке.

Одно время отец Евгения Ивановича плавал на торговых судах. Затем выдвинулся в крупные хозяйственники, стал одним из организаторов леспромхозов в северных районах Приморского края. Семья Жуковых жила то в Анучино, то в Яковлевке, и Евгений Жуков учился в разных сельских школах. В пятый класс Евгений пошел уже во Владивостоке.

После девятого класса Жуков «сорвался» в морской техникум. Ведь у штурвала катера он стоял еще совсем маленьким – отец учил мореходству. И после третьего курса летом 1941 года ушел на практику под Охотск на пароходе «Свирь». Вот что Евгений Иванович Жуков вспоминает о том времени:

– В 1941 году в июне месяце на пароходе «Свирь» мы стояли в портпункте Иня (привезли провизию для местного населения), ведь население на Дальний Восток все прибывало, заселялось переселенцами…

23 июня я заступал на «пионерскую» вахту. Пришел раньше времени. Старший помощник, сменяющий меня, к моему удивлению, назвал меня по имени, а не по фамилии, как обычно. Я увидел его обеспокоенное лицо. Он сказал: «Большая беда!». Я уж подумал, что кто-то умер, но старпом пояснил: «Германия напала на Советский Союз». Это сообщение никак не вязалось с тем, что я знал о наших отношениях с Германией…

Через несколько дней, как только было выгружено судно, нас, студентов техникума, мобилизовали. Радист получил сообщение, в котором говорилось, что всех нас призвали на службу в Красную Армию. Но нас не сразу отправили домой, в составе экипажа судна мы были привлечены к перевозке воинских частей и вооружения на охотское побережье в Петропавловск-Камчатский.

Только в начале сентября пароход «Свирь» пришёл во Владивосток. Я продолжил учёбу в техникуме уже на последнем курсе, но 5 ноября 1941 года вновь пришла повестка из военкомата. Помню, пришёл домой, а мама говорит: «Женя, завтра рано утром тебе нужно быть в военкомате».

Мама не плакала, когда меня провожала. Она была женой приморского партизана, бывшего моряка из села Романовка. Я был призван в пехоту, в стрелковый полк. Нас начали обучать военному делу под Владивостоком, где дивизия готовилась к отправке на фронт.

За время войны мне моряку со стажем (я был младшим помощником капитана) довелось жить в казарме без окон и дверей. Попал в роту связи, где готовили на ответственную роль – в качестве корректировщика огня. В этом полку в 1941 году за короткое время научили стрелять, работать с аппаратурой.

Затем неожиданно, когда командирами было замечено, что я спортивный парень и ловчее остальных красноармейцев справляюсь со всеми заданиями (нам было всем по 19 лет), меня перевели на должность ординарца в другую часть. В этой части мы жили в землянке, в которой была печурка. Огонь в ней мы по очереди поддерживали. Меня начали обучать езде на лошади, выбрасывать саблю…

19 апреля 1942 года Жукова перевели на военно-морской флот, инструктором в учебный отряд, и здесь-то он развернулся как талантливый организатор побед на флотских гонках на ялах и шлюпках. Свою сноровку, увлеченность, желание быть первым он умел передать и молодым матросам, и бывалым морским волкам. Тогда же зародился и его авторитет как знатока мореходной практики.

– С первых же дней на военном флоте, я, как и мои товарищи по учебному отряду, стал писать рапорта о направлении на фронт. Но командование отвечало: «Прекратить писать рапорта, командование прекрасно знает, как вами распоряжаться!».

И всё-таки нам удалось перевестись на запад, попали в часть около только что освобожденного Новороссийска. Здесь я получил ранения… Служба на западном фронте была недолгой, через три месяца объявили, что нас, дальневосточников, возвращают на Тихий океан. Было обидно, мы рвались в бой… Только по прибытию во Владивосток, мы поняли, почему нас вернули сюда…

Закончилась война в Европе разгромом фашисткой Германии, но нас не демобилизовали, а держали на службе в Тихоокеанском флоте. Началась война с милитаристской Японией. Я обеспечивал связь между кораблями. Мне не пришлось быть в жарких боях, и с войны посчастливилось вернуться живым. Как сказал известный искусствовед Вульф: «Войну выиграл не Сталин, войну выиграл народ, вдохновлённый идеей патриотизма». А мы знали, что такое Родина. Во время войны девочки и мальчики в тылу жили впроголодь, но у нас был очень крепкий тыл.

Ещё школьником Евгений Иванович Жуков стал чемпионом по нескольким видам спорта (хоккей, коньки, гребля, парус), имел «Золотой значок ГТО». Позже как тренер вырастил первого в Приморье чемпиона СССР, Европы, Мира по гребле Юру Шубина. Шубина Мария в 1966 году в Риме защитила звание чемпионки в гребле на байдарке, а через четыре года Степан Ощепков стал чемпионом по гребле на каноэ.

… Демобилизовавшись в 1946, Евгений снова сел за парту, уже в высшем морском училище – ВВМУ (так тогда называлось ДВВИМУ), будучи уже «в возрасте», корпел над учебниками рядом со вчерашними школьниками. И остался в училище навсегда. Он был назначен начальником кафедры «Управление судном и его техническая эксплуатация» – и сумел зазвать на нее из Ленинграда Анну Ивановну Щетинину, первую в мире женщину-капитана. Долгое время они работали вместе.

Вместе с коллегами написал несколько учебников для будущих моряков. Сегодня, пожалуй, трудно обойти имя Евгения Ивановича Жукова, вспоминая всю послевоенную историю самого знаменитого на востоке России учебного заведения – МГУ им. адм. Г.И. Невельского.

И всему городу Евгений Иванович Жуков известен как создатель клуба юных мореходов, где сотни мальчишек и девчонок научились грести на ялах и ходить по морю под парусами на шлюпках. И, конечно, влюбились в море.

Имя Жукова золотыми буквами вписано в историю гребного и парусного спорта. Он собирал команды-экипажи, которые брали все спортивные кубки на Дальнем Востоке, много раз становился чемпионом Приморья по гребле, завоевывал призы на первенствах России по парусному спорту. Свыше трех десятилетий руководил краевой федерацией парусного спорта. Парус – это его жизнь…

Евгений Иванович «приложил руку» к созданию всей нынешней вузовской инфраструктуры для начальной морской подготовки. Ныне Морской университет обладает уникальной базой для стоянки, хранения ялов и спасательных катеров, проведения соревнований на море – регат. С первого занятия на шлюпке курсанты постигают жизненно важные основы будущей профессии: осваивают терминологию (все эти форштевни, ахтерштевни, кильсоны), привыкают ухаживать за своим первым крохотным судном, проводить необходимые судовые и такелажные работы.

Жан Кузнецов, нынешний «идеолог» развития морских видов спорта в Приморье, говорит: «Евгений Иванович сделал из нас, пацанов, людей. Вроде учил нас грести на яле-«шестерке», ходить под парусами… Но как-то сумел исподволь передать нам и свое отношение к жизни…».

Татьяна Каширская,
Информационный центр ОИУ МГУ

13 мая 2016 года