Июль 1955 года: Москва

О том, что это не простые слова, свидетельствуют многие поступки  Николая.  Как отец и дед, он сохранял бесстрашие не только перед лицом смерти, но и перед лицом начальства, что, зачастую, значительно труднее. Как отец и дед, не раздумывая, брал на себя ответственность в рискованных ситуациях. Как отец и дед, обуздывал свою вспыльчивость, видя несправедливость, трусость, высокомерие, равнодушие…
Слово у него никогда не расходилось с делом. Взять хотя бы историю с многостаночничеством.
В пятидесятые годы по всей стране шло движение за многостаночное обслуживание. Как водится, нововведением чрезмерно увлеклись, но пока плановые задания выполнялись, вред был незаметен. Он выявился на одном из участков Сибзавода, оснащенном высокопроизводительными итальянскими станками фирмы «Глиссон». Каждые шесть станков обслуживал один рабочий. И он никак не успевал вовремя снять готовую деталь, поставить новую и запустить станок. Получалось, что два станка постоянно простаивали. Когда на каждую группу «Глиссонов» поставили по дополнительному рабочему, выпуск деталей вырос на 30 процентов. Зато возросла трудоемкость. Экономисты заявили: дополнительных фондов зарплаты нет.
Начальник цеха Кукель-Краевский пошел к директору с цифрами в руках и доказал, что если  не ликвидируют липовое многостаночничество, то плана не будет. Директор его поддержал, но  приехал начальник  главка и, узнав, что в цехе на ряде участков «великий почин» отменен, возмутился. Назвал это антипартийной позицией и потребовал все вернуть. Кукель отказался. Директор молча поддержал его, а секретарь парткома не побоялся открыто заявить, что решение начальника цеха целесообразно, так как дает рост выпуска дефицитных деталей. Начальник главка обвинил всех в круговой поруке и пригрозил вызовом на министерскую коллегию
Слово свое сдержал: через неделю пришел вызов на коллегию Министерства сельхозмашиностроения. Вызвали не только директора, но и начальника цеха. К великому удивлению Николая Владимировича, министерство оказалось на Кузнецком Мосту, в здании, где раньше был народный комиссариат иностранных дел, место работы отца.
- Я даже увидел комнаты, где был детский сад, который я посещал. Сразу нахлынули воспоминания о детстве.
На коллегии начальник главка, сидящий в президиуме, изложил суть вопроса, представив дело так, что группа инженеров на Сибзаводе работает на подрыв выполнения решений партии о подъеме сельского хозяйства.
Кукель не выдержал и крикнул из зала:
- Позор! Начальник главка сам занимает антипартийную позицию и не хочет вникнуть в ситуацию на заводе!
В президиуме находился заместитель министра Бородин. Он возмущенно спросил, что это за мальчишка позволяет себе выкрики с места? Начальник главка со скромным торжеством ответствовал, что это и есть тот самый начальник цеха, приказ о снятии которого уже готов и находится на подписи…
Знакомая ситуация, не правда ли? К счастью, разрешилась она, как и в случае с Невельским, благополучно.
- Ну, раз будем его снимать, то тем более выслушать надо, – неожиданно рассудил Бородин.
Николая Владимировича пригласили на трибуну. Он очень волновался, но рассказал все дельно и свои доводы подкрепил конкретными цифрами.
Заместитель министра только спросил:
-А вы начальнику главка об этом говорили?
- Он и слушать нас не захотел, – пожал плечами Кукель-Краевский. – Сразу приписал мне антипартийное дело. А мы только за полугодие по этим деталям увеличили выпуск на двадцать пять процентов.
После него попросил слова директор научно-исследовательского автотракторного института:
- Тут надо внимательно разобраться. Я предлагаю послать на завод несколько моих специалистов, пусть они дадут заключение. Тогда и поставим точку.
 У Николая отлегло от сердца.
Вскоре на завод приехали специалисты из института. За неделю просмотрели все технологии, нормы выработки, проверили правильность расстановки оборудования. Сделали ряд замечаний, но решение заводского руководства признали правильным, и липовое многостаночничество в сельхозмашиностроении было ликвидировано.
Могут сказать, что это события разного исторического масштаба, но поступки-то – одного духовного плана. И разве они не подтверждают династическую преемственность и четкое осознание каждым поколением Кукелей-Невельских своей сопричастности к истории? 

Вернуться к содержанию «Хранители духа, наследники славы…»