Май 1945 года. Омск

После выписки из госпиталя Николая комиссовали по инвалидности. Но разведчик отнюдь не считал себя инвалидом и обратился к командующему Сибирским военным округом с просьбой оставить в войсках. Его просьбу уважили, и до самой победы гвардии старшина  Кукель-Краевский  прослужил в 39-й омской запасной дивизии.
В феврале 45-го он женился.
- Как военнослужащий, состоящий на офицерской должности, я обратился к командиру батальона за разрешением вступить в брак. Такие разрешения могли давать командиры полка и выше. Но наш батальон был отдельным подразделением, он по статусу приравнивался к полку. Так что разрешение я получил, а в качестве приданого –  английскую шинель и мешок картошки.
На свадебном столе красовалась чекушка водки, упаковка драже витамина С, две селёдки и бутылка денатурата, пропущенного через противогаз по проверенной методике. Бракосочетание Николая и Клавдии было отмечено в узком кругу, но весело, с многочисленными тостами, главным из которых был: «За победу!». Любовь оказалась настоящей, а семья крепкой: 60 лет прожили они с Клавдией Дмитриевной душа в душу.
- Сейчас вспоминаю о тех годах и удивляюсь: как мы с Клавой выдерживали ежедневную битву с нуждой? – задумывается Николай Владимирович. – Ведь ничего не было… ни-че-го! Весь мой гардероб состоял из поношенной шинели, гимнастерки, галифе, да пары белья и разбитых кирзовых сапог. Клавин гардероб также не отличался разнообразием. Может, и слава Богу, что нынешняя молодежь этого не знает, но так было. И никого из родных рядом. Приходилось вертеться ужом, добывать новорожденному сыну дополнительное питание и материал на пеленки. Тут нам на помощь пришло командование базы, выделив Клаве десять метров парашютной ткани. А ещё мне на новоселье подарили кровать, стол, две табуретки, одеяло и пару списанных штор, которые тоже пригодились для Юркиного гардероба на пеленки-распашонки.
Но это все было потом, год спустя. А утром 9 мая 45-го молодая жена разбудила его в  шесть утра: «Николай, победа!».  Спросонок он понял её не сразу. Но голос Левитана снова и снова повторял, что вчера, 8 мая, был подписан акт о капитуляции Германии. Николай  расцеловал жену, быстро оделся и помчался в часть. Проскочить через проходную успел до подъема. На свой страх и риск объявил тревогу. Спустя  несколько минут личный состав батальона высыпал на улицу, и он срывающим голосом объявил о победе…
Слушая его рассказ, я вспоминаю людей старшего поколения, с которыми мне довелось работать: блокадников, ветеранов войны и труда, узников фашизма, репрессированных… Все они принадлежат к одному поколению, которое мы ещё не успели сполна оценить. Несмотря на все превратности судьбы и немыслимые испытания, оно остается поколением победителей. Разве умение сохранить в себе человека, сберечь любовь к неласковой родине, умение сострадать и прощать – не свидетельство высокой победы духа?

Вернуться к содержанию «Хранители духа, наследники славы…»