Невельские: морское родословие

В Солигаличском уезде бывшей Костромской губернии, среди небольших речек и малолюдных деревушек, в конце XVIII — начале XIX века располагались усадьбы небогатых в большинстве своем местных дворян-помещиков. Все они издревле селились здесь, на жалованных московскими великими князьями и царями землях. Интересно, что костромская земля дала России много замечательных моряков, которые вписали яркие страницы как в историю русского военно-морского флота, так и в историю географических открытий.

Род Невельских дал России свыше десяти отличных моряков. Небольшая усадьба Дракино является родиной самого выдающегося из них — адмирала Геннадия Ивановича Невельского, исследователя дальневосточных окраин российского государства.

Истории рода Невельских и судьбе Геннадия Ивановича Невельского посвящены эти страницы.

Невельские — древний дворянский род, обосновавшийся на костромской земле в XVI веке. Первые Невельские появились на службе в Московском государстве, как «выезжие из Польши». Фамилия рода производится от города Невель, долгое время входившего в состав Польши. Ещё в царствование Ивана Грозного выехал на службу в Москву Григорий Невельской, которого историки считают родоначальником костромских Невельских. Кроме того, на происхождение рода Невельских из Польши указывает польский герб рода — «Корчак». Костромские Невельские к началу XVII века были расселены по всей губернии. Сохранилось чрезвычайно мало документов, подтверждающих владение поместьями Невельских. Единственный хранившийся в семье Невельских документ — жалованная грамота на поместье Крутово (как видно из объяснения Геннадия Ивановича Невельского), данная одному из предков адмирала царем Алексеем Михайловичем, датированная 1632 годом и «затерянная в присутственных местах». Для утверждения Невельских в древнем дворянстве была составлена справка, выдержку из которой приводим дословно: «...а предки их в службах служили при царях и великих государях Иоанне Васильевиче и Михаиле Феодоровиче в полковых воеводах, и посланниках, и знатных посылках, и иных честных чинах, и в десятнях написаны были в первой статье и жалованы были за службы их денежным жалованьем, и недвижимыми имениями, и поместными землями, и на те земли были им даны жалованные грамоты, точно же те грамоты во время пожарного случая погорели...».

С самого появления в пределах Московской Руси все представители фамилии Невельских, наряду со всеми русскими дворянами, обязаны были служить на военной службе. По-видимому, состоявшие на службе Невельские участвовали во всех войнах XVI и XVII веков. Так, Безсон Григорьевич Невельской имел чин полковника и был за службу жалован поместьями. Его отец в царствование Ивана IV тоже был за службу жалован поместьем. История сохранила десятки имен представителей рода Невельских, которые доблестно сражались в Семилетней войне и принимали участие в Полтавской битве, служа в привилегированных полках: Измайловском, Преображенском, Кавлергардском.

Первым Невельским, служившим во флоте, был Григорий Невельской, боцман на знаменитом боте Петра I. В морской службе находился Анисим Гаврилович Невельской: он был фурьером в морском солдатском батальоне.

Моряками были три брата: Иван Иванович, Гавриил Иванович и Никифор Иванович Невельские — сыновья отставного прапорщика Ивана Андреевича Невельского. жившего в усадьбе Лисицыно Солигаличского уезда.

Старший брат, Иван, после окончания Морского корпуса быстро сделал карьеру, принимая участие в Русско-шведской войне. Второй брат, Гавриил Невельской, вписал свое имя в историю русского военного флота участием в геройском сражении 11 июня 1808 года у острова Нарген, во время войны России со Швецией. Об этом сражении стоит рассказать подробнее. Еще не прошло и года со дня подписания в Тильзите мирного договора с наполеоновской Францией, по которому Россия согласилась принять участие в задуманной французским императором «континентальной блокаде Английского королевства». Этот шаг вызвал в Англии сильное негодование, поэтому английское правительство стало на сторону Швеции в начавшейся русско-шведской войне. На помощь шведам в Балтийское море вышла английская эскадра. Произошло сражение у острова Нарген (вблизи от побережья Эстонии, неподалеку от Таллина) между 50-пушечным английским фрегатом «Сальсет» и маленьким 14-пушечным катером «Опыт», которым командовал Гавриил Иванович Невельской.

Команда английского фрегата состояла из 500 человек экипажа, на «Опыте» же было всего 80 человек. Вот что рассказано об этом сражении в дореволюционном издании «История русского флота»: «Посланный для наблюдения за английскими крейсерами, вступившими в Финский залив, «Опыт» 11 июня 1808 года сошелся у Наргена с английским 50-пушечным фрегатом. Несмотря на неравенство сил, лейтенант Невельской вступил в бой с противником. Стихнувший во время сражения ветер дал возможность катеру, при усиленной гребле, удалиться от неприятеля. Но при новом порыве ветра фрегат скоро догнал катер и открыл по нему огонь. В продолжение четырех часов Невельской храбро отбивался от своего грозного противника, и англичанам удалось захватить катер только тогда, когда катер, при сильно избитом рангоуте, получил значительные повреждения в корпусе. Из числа команды много было убитых, и почти все, включая командира, переранены. Овладев катером, англичане, в уважение блистательной храбрости русских, освободили из плена Невельского и всех его оставшихся в живых подчиненных». Командир английского корабля возвратил Невельскому и его товарищам шпаги и передал всех взятых в плен русских моряков на первое встреченное нейтральное судно для отправки в Россию.

Как ни странно, за свой героический бой Гавриил Невельской не получил никакой награды. Из документов Морского министерства мы знаем только то, что Г.И. Невельскому было зачтено время его пребывания в английском плену — около месяца — в стаж, а его соратники, гардемарины П.М. Баранов и С.Н. Сухонин и мичман Станюкович, за отличную храбрость получили награду по 100 рублей каждый.

В бою у Наргена Г.И. Невельской был тяжело ранен, у него была разбита нижняя челюсть, однако морскую службу он не оставил и по окончании курса лечения снова служил во флоте. В 1811 году он командовал галиотом №3, а с началом Отечественной войны 1812 года был назначен командиром фрегата «Быстрый», на котором и плавал в течение всей войны, совершая походы к берегам Англии, Голландии и Франции. По окончании войны Гавриил Иванович был командиром фрегата «Меркуриус», потом — брига «Олимп», на котором, в составе эскадры адмирала Моллера, ходил в Испанию, а в 1822 году его назначили командиром линкора «Георгий Победоносец». После 38 лет службы во флоте Г.И. Невельской вышел в отставку «с мундиром и пенсией», поселившись в усадьбе Жураново, вблизи г. Кологрива.

Интересный факт: Гавриил Иванович, как и его потомок Геннадий Иванович Невельской, имел очень вспыльчивый характер. Иногда на него находили такие минуты гнева, что нельзя было подступиться. Он терял самообладание, сталкиваясь с какой-либо подлостью или бесчестным поступком, совершенными соседями-дворянами, либо крестьянами. В такие минуты успокоить его могла только любимая и любящая супруга, Ольга Афанасьевна. Она была необычайной женщиной, неустрашимой и физически очень сильной, за что получила прозвище Медведица. Ольга Невельская была прекрасной наездницей, ей доставляло удовольствие объезжать лошадей самых горячих и необузданных. Зимой она тоже сама выезжала и правила, то есть держала вожжи, на парах и на тройках, запряженных «гусем». Никогда не брала с собой кучера. Однажды, запрягши в сани пару самых горячих лошадей, отправилась их «поезжать», но не смогла справиться с упряжкой на обледеневшей дороге. Лошади понесли, сани опрокинулись, однако Ольга Невельская не выпустила вожжей из рук, и лошади влекли её за собой до самой усадьбы. Перепуганная челядь остановила обезумевших животных, но было поздно. Бедная «Медведица», получив очень тяжелые травмы, спустя несколько дней скончалась. Своего супруга, который был намного старше её, она пережила всего на три года.

Третий брат из этой морской семьи, Никифор Иванович, свое боевое крещение получил в 1795 году, ещё будучи гардемарином, в походе на фрегате «Рига» в составе эскадры адмирала Ханыкова к голландскому побережью, где принял участие в боях у острова Тексель. После этой кампании Никифор Невельской служит на линейном корабле «Принц Карл», на котором в 1797 году совершил плавание по Финскому заливу император Павел I, бывший, как известно, генерал-адмиралом флота и уделявший флоту большое внимание. В 1806 году Н.И. Невельской получает назначение на эскадру адмирала Сенявина, направлявшуюся в Средиземное море, на корабль «Скорый». На этом судне он принимает участие в сражениях с турецким флотом у Дарданелл, у Афона, у острова Тенедос. Вместе с другими русскими моряками Никифор Иванович переживает известную трагедию эскадры Сенявина, вызванную неожиданным заключением Тильзитского мира с Францией. Ему пришлось принять участие в стоянке эскадры в Лиссабоне (Португалия) и в передаче судов эскадры Сенявина в Портсмуте в руки англичан. В 1809 году Н.И. Невельской возвращается из Англии в Кронштадт на английском транспорте. В 1811 году он производится в чин капитан-лейтенанта и с этим чином выходит в отставку.

Родной дед адмирала Невельского, Алексей Васильевич Невельской, в возрасте 17 лет был зачислен в лейб-гвардии Измайловский полк солдатом и служил в этом полку до 22 октября 1769 года, когда, по его прошению и по аттестату полкового доктора, «за имеющимися у него болезнями» отставлен от службы вовсе с чином «от армии прапорщика». Выйдя в отставку в возрасте всего лишь 25 лет, Алексей Васильевич стал помещиком усадьбы Крутово и вел жизнь, обычную для помещиков того времени.

Алексей Васильевич имел трех сыновей и двух дочерей. Старший сын, Петр Алексеевич, окончил Морской корпус в 1787 году. В одном выпуске со П.А. Невельским были его земляки, чьи имена стали известны впоследствии, например, близкий родственник нашего великого поэта М.Ю. Лермонтова, Николай Юрьевич Лермонтов. В этом же выпуске во флот вышло еще несколько земляков Невельского: Н.П. Перелешин, Н.В. Писемский, И.Г. Макаров, А.И. Мясоедов, В.В. Щулепников и другие, ближние и дальние соседи Невельских.

О боевой деятельности Петра Алексеевича известно, что в 1788 году, служа на транспорте «Холмогоры», он принимает участие в сражении при Гогланде со шведской эскадрой, а в 1790 году, будучи командиром катера «Нептун», участвует в сражении под Ревелем и в прорыве через шведскую блокаду под Выборгом. После 1793 года его имя в материалах по истории русского флота не встречается, нет и данных о времени его выхода в отставку. Последний чин Петра Алексеевича — капитан-лейтенант.

О другом дяде адмирала, Павле Алексеевиче Невельском, известно, что он служил на военной службе в Таганрогском пехотном полку. Он участвовал в Отечественной войне 1812—1814 гг.

Отец адмирала, Иван Алексеевич Невельской, родился в 1774 году. Он тоже окончил Морской корпус и получил чин мичмана в 1795 году. Сохранилась собственноручная «послужная сказка» лейтенанта Ивана Алексеевича Невельского, датированная 1802 годом. Он вышел в отставку, прослужив во флоте семь лет. В 1812 году Иван Алексеевич был в числе прочих костромских дворян назначен для службы в костромском ополчении, но в поход не вышел, так как был признан негодным по состоянию здоровья и отпущен домой. Не имеется никаких документов, свидетельствующих о службе И.А. Невельского после отставки из флота. Как видно, в жизни уезда он участия не принимал, занимаясь в Дракине обычными делами мелкопоместного дворянина.

В 1810 году Иван Алексеевич женился на дочери своего соседа, заседателя Солигаличского уездного суда Тимофея Михайловича Полозова, жившего в усадьбе Мардаково, и этой женитьбой несколько увеличил свое состояние. Хотя отец его, Алексей Васильевич, к концу своей жизни был уже довольно состоятельным помещиком, часть имения пошла в приданое двум его дочерям, а остальное после смерти А.В. Невельского было поделено на три части между сыновьями. Таким образом, Ивану Алексеевичу досталось Дракино с 20-ю душами крепостных и полученные женой в приданое деревни Евково и Сандоба, тоже с 20-ю душами.

Женитьба Ивана Алексеевича на Федосье Полозовой ввела Невельских в родственные связи с одной из старейших костромских дворянских фамилий, ведшей свое начало из коренных костромичей. Предки Полозовых тесно связаны со всей историей ярославского и костромского краев. Тимофей Михайлович — дед адмирала Г.И. Невельского, прапорщик — был участником войны с Турцией 1770 года. После женитьбы он переехал на жительство в имение жены Мардаково, в Солигаличском уезде. Вскоре был избран заседателем Солигаличского уездного суда и занимал эту должность до своей смерти, переизбираясь каждые три года.

Из детей Тимофея Михайловича, родных дядей и теток адмирала Г.И. Невельского, упомянем о Василии Тимофеевиче, родившемся в 1782 году, поручике, участнике костромского ополчения 1812 года. Другой дядя Геннадия Ивановича, Иван Тимофеевич, окончил Морской корпус, и в 1812 году служил в Черноморском флоте. Третий дядя адмирала, Петр Тимофеевич, окончил Морской корпус в 1802 году, был участником войны со Швецией в 1808 году в чине мичмана, а впоследствии, в 1811—1815 гг., был командиром отряда гардкоутов на Волге. Гардкоуты — это речные гребные суда, снабженные одной небольшой пушкой, специально созданные для борьбы с размножившимися на Волге после крестьянской войны 1774—1775 года отрядами лихих разбойников, грабивших проходящие купеческие караваны судов. С постройкой гардкоутов и энергичным преследованием разбойников, эта опасность была преодолена, и к 1815 году флотилия была расформирована. Выйдя в отставку, Петр Тимофеевич поселился в Солигаличском уезде и, живя неподалеку от Дракина, принимал большое участие в деле воспитания и образования своего племянника, Геннадия Невельского. Имеются сведения о наличии в доме П.Т. Полозова большой библиотеки, книгами которой пользовался в в юности Геннадий. Ему, в десять лет потерявшему отца, дядя отчасти заменил умершего родителя.

Одна из сестер Петра Тимофееевича, родная тетя Геннадия, — Анна Тимофеевна, вышла замуж за Степана Михайловича Китаева, капитана 1-го ранга, участника знаменитого Гогландского сражения. В Отечественную войну 1812 года, будучи командиром бомбардирского корабля «Бобр», Степан Михайлович отличился при осаде Данцига. За свои боевые подвиги С.М. Китаев был награжден высшим воинским орденом — Георгия Победоносца IV степени. О дальнейшей судьбе Китаева мы знаем лишь, что, будучи уже капитаном 1-го ранга, в 1827 году, он был разжалован в матросы за какую-то серьезную провинность (как не вспомнить, что Геннадия Невельского ожидала в 1850 году та же судьба, если б не заступничество Николая I). Из детей С.М. Китаева, двоюродных братьев будущего адмирала Невельского, известен Егор Степанович — отличный моряк, участник блокады Дарданелл в 1829—1830 гг. В Крымскую войну 1854—1855 гг. он служил в Дунайской флотилии. Младший брат Егора, Константин Степанович, во время Восточной войны участвовал в обороне Кронштадта на корабле «Память Азова». Родовое поместье Китаевых было в Буйском уезде, от Дракина около 40 километров.

В Государственном архиве Костромской области сохранилось свидетельство о рождении Г.И. Невельского: «1813 года генваря ... дня мы нижеподписавшиеся сим свидетельствуем, что из дворян недоросль Геннадий, законный сын лейтенанта Ивана Алексеевича сына Невельского, действительно родился тысяча восемьсот третьего на десять года, ноября двадцать третьего числа, в сельце Дракино, крещен села Богородского священником Устином Андреевым, а при крещении восприемником был майор Григорий Петров сын Горталов».

Геннадий был вторым ребенком в семье. Ранее него родилась сестра Мария (1811), несколькими годами позже — сестра Елизавета, умершая в раннем детстве, Раиса (по некоторым данным — Лариса), Ольга (1816) и брат Алексей (1820). А кроме родных сестер и брата, как мы видели, в ближайшей округе было много двоюродных. Вряд ли Геннадий учился в каком-либо заведении до поступления в Морской корпус — скорее всего, он получил, как и большинство недорослей, домашнее образование.

Рассказы о морской службе, конечно, преобладали в этом воспитательном процессе. Геннадий с детства начал мечтать о бескрайних морских просторах, бурных извилистых реках, далеких берегах. Он уже знал от старших, что моряк должен уметь делать все. Вот, как его пращур, галерный подмастерье Невельской, который так отличился при постройке галер, что был за это почетно «презентован» самой Екатериной I семью аршинами сукна... А лейтенант Гаврила Невельской, командуя небольшим кораблем «Опыт», решился бесстрашно вступить в неравный бой с мощным английским фрегатом.

И отец Геннадия — тоже лейтенант русского флота — Иван Алексеевич Невельской много изведал, участвуя во всевозможных морских баталиях. Хотя он служил на флоте всего семь лет, но былого не забывал. В 1823 году, когда мальчику было всего десять лет, ушли из жизни отец и дед Тимофей. Все заботы о воспитании Геннадия взял на себя дядя, Петр Тимофеевич Полозов. Большое влияние на юношу Невельского имела также и семья Купреяновых, куда он получил полный доступ после того, как его родная сестра Мария вышла замуж за Павла Антоновича Купреянова, брат которого, Иван Антонович, уже в те годы был известным моряком.

Все это определило судьбу юного Геннадия.

В 1829 году его отвезли в далекий от Дракина Петербург, и 8 апреля того же года он был зачислен кадетом Морского корпуса.

Сокращенный вариант главы из книги А.А. Григорова
«История костромского дворянства» подготовила Галина Якунина