Залив Счастья: любовь и судьба Геннадия Невельского

Екатерина Ивановна Невельская (1831— 1879)

Геннадий Иванович Невельской, командир военного транспорта «Байкал», был представлен иркутским губернатором его племяннице Екатерине Ельчаниновой, когда ей было восемнадцать. Он был очарован ею, влюбился – и на всю жизнь. «Кто полюбил в 35, тот уже не разлюбит».

Катя была сама радость и веселие, при большом уме и собой была очень хороша. Небольшого роста, блондинка с правильными чертами лица и прелестными большими голубыми глазами, имевшими ту особенность, что когда лицо смеялось и голос звонко раздавался, они не изменяли своего вдумчивого выражения.

Она окончила Смольный институт благородных девиц и была хорошо образованна: знала всеобщую и российскую историю, географию, литературу, французский и немецкий языки, могла музицировать, увлекалась театром, верховой ездой, много читала. Книги были с ней всегда: в Петербурге, Иркутске, Петровском. Рассказы Невельского о морских путешествиях и приключениях, об Амуре, гиляках, живущих там, юная красавица слушала с интересом, но не более. Он «имел не совсем красивую наружность. Маленький рост, худощавое лицо, покрытое рябинками, большая лысина. Живость глаз и широкий лоб выдавали в нем энергию и горячность характера». В апреле 1851 года Екатерина выходит замуж за Г.И. Невельского.

Вскоре после свадьбы Невельскому предстояло следовать к устью Амура для руководства экспедицией. Несмотря на уговоры, Екатерина Ивановна сразу и бесповоротно приняла решение следовать за своим мужем.

Она, конечно, многое предполагала, что может произойти в этом путешествии, но с чем она столкнулась она и не могла даже предположить такое. «Путешествие, – писала она из своих писем с маршрута, – стало пыткой; случалось, что я садилась на край дороги, не имея мужества влезть на лошадь, ни растянуться в моем гамаке. Я заметно ослабела. Мы подвигались шагом и так дотащились, не доезжая 10 верст до Охотска, где я упала на сырую траву, чувствуя, что у меня захватило дыхание, и катаясь по ней от невыносимых страданий». В Охотск Екатерину Ивановну доставили на носилках. А ведь это было только начало экспедиции, не успев окрепнуть, она уже помогала своему мужу в подготовке к переезду в Петровское зимовье.

«Сердце сжалось, когда я вошла в убогое жилище, где я должна прожить столько долгих месяцев, я упала духом и залилась горючими слезами, я была готова к тому, что встречу простую, деревенскую обстановку, но мрачная действительность превзошла все мои ожидания. Какой резкой противоположностью показалась мне эта избушка в сравнении с прежними удобствами уютной раздольной деревенской жизни в доме наших родителей и у доброго дяди!». В этих строках из её писем видно, что она привыкла к роскоши, к уюту и естественно ожидала наиболее благоустроенного жилища.

Екатерина и представить себе не могла, что может произойти с ней в её жизни, это был самый большой страх и волнение и прежде всего не за себя, а за людей. «…В это время спустили шлюпки, чтобы нас перевезти с тонущего «Шелехова» на «Байкал». Пришли за мной. Ах, мои друзья, когда я увидела все эти глаза женщин, детей, стариков, с отчаянием и завистью устремленные на меня, печально и даже грозно, мое сердце сжалось от жалости. «Никогда, – закричала я, – никогда я не уеду первая, забирайте этих несчастных. Им страшно, а я знаю, бояться нечего». Красота Екатерины Невельской была особенной: она «совмещалась с полнотой добра» и потому утешала и просветляла.

Немало ей выпало на её хрупкие плечи, но она училась справляться со всеми трудностями. С первых дней пребывание в Петровском зимовье все участники экспедиции наладили добрые отношения с местным население. Заслуга в этом, прежде всего Геннадия Ивановича Невельского и его жены. Местные жители гиляки стали ежедневно бывать в Петровском. Особенно они любили посещать дом Невельских, где их встречала приветливая хозяйка. Гости приносили в ее дом грязь, запахи собачьих шкур, пропитанных нерпичьим жиром и никогда не мытых тел. Она ни в коем случае не подавала вида, что ей было плохо. Екатерина относилась к ним также радушно, как и к товарищам мужа. В письмах она описала их как: «Мы часто видим некрасивых гиляков, которые бродят вокруг. Хотя они страшные трусы, но лица их имеют свирепое и лукавое выражение. Их черные волосы, жесткие как лошадиная грива, заплетены у мужчин в несколько длинных кос, а у женщин – в две косы, завязанные шнурками…».

Из её писем родным: «Мой муж, в беспокойстве и среди полной неизвестности того, что будет, хотел оставить меня в Аяне. Но это было не возможно, друзья мои, не правда ли? Я была бы самая низкая, если б осталась сидеть спокойно под защитой, в то время как муж рисковал бы жизнью и боролся за свою честь и честь Отечества. Борьба между нами продолжалась несколько часов, но я вышла победительницей; я до конца последовала за мужем».

У Невельской был талант – талант любви, и прежде всего к мужу и детям. В Петербурге Невельские снимали постоянную квартиру на улице Сергиевской в доме № 46, недалеко от Смольного институту. Семейная жизнь шла размеренной и уединено. Екатерине Ивановне не приходилось скучать, так как дети были в центре её забот. «Бог поможет мне вылечиться окончательно, жизнь моя покамест необходима – детей много. Я сейчас хлопочу, сколько умею, о воспитании старшей дочери – на днях 12; уроки становятся весьма серьезными; много надо средств, чтобы вести образование хорошо полезно дома. Мы отказывали себе во всем, чтобы справиться с этим делом…»

Итак, на протяжении всей жизни Екатерина Ивановна была сильна духом, никогда не сдавалась в трудные моменты, и самое главное – она всегда была со своим мужем, поддерживала его во всех трудностях.

Екатерина Ивановна выбрала сама свою судьбу, но при этом изменились ее идеалы, жизненные планы и ожидания. Не побоявшись поехать с мужем в экспедицию, при общении с местными жителями она не подала вида, что ей неприятно, не очень хочется общаться с ними. Она преодолела отвращение, поила и кормила грязных, кровожадных гиляков в своей лачуге. Преодолев страх и брезгливость, она помогла им. Мыла, учила их шить одежду, выучила варварский язык для себя, она рассказывала им о Боге.

Ни потеря любимой дочери погибшей от голода, ни ужас одиночества в пустыне среди дикарей, ни болезни, не сломали эту женщину. Она вышла победительницей, одушевленная любовью к мужу и Родине, сильная, твердая и скромная.

Екатерина Ивановна Невельская своим мужеством, своим подвигом, своей любовью к мужу доказала, что она не только может быть хорошей женой и прекрасной матерью, но так же может быть прекрасной спутницей, помощницей в его не легких путешествиях. И не каждая молодая дворянка была способна совершить такой подвиг во имя любви.

Материал подготовила Е.А Сухойван

Список источников

  • Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России. 1849—1855/ Под ред. А.И.Алексеева. - Хабаровск, 2009. Библиогр.: 400 с.

  • Подвиг русской женщины на Амуре. Автор - сост. Н. Троян. -Владивосток: Русский остров 2008, 120 с.

  • Нелли Жабина «Екатерина Ивановна была тогда наша звезда»//Дальн. Вост. Русский лит. журн. Хабаровск. 2009 С. 202-206.